КАРБЫЗА 

Селение образовано в 1840 году в результате переселения крестьян из Смоленской губернии. Первые поселенцы были Бе­ловы, Глушковы, Дороненко, Дудкины, Коршуновы, Филимоновы. Через 16 лет сюда прибыли крестьяне из Калужской и Курской губерний. В 1868 году в селении проживало 380 человек, в 1903 году - 957, в 1912 году - 1036 человек, 174 двора. Первая масло­дельня появилась в 1900 году.

К началу XX столетия на двор высевалось 2 десятины овса, около 2-х пшеницы, около десятины ржи. Селение имело 1300 десятин пашни.

В 1930 году организован колхоз "Гигант", в 1934 году кол­хоз "Новый путь ". С 1950 года колхоз имени Карла Маркса.

 

Самый дальний угол района

 

Не в обиду другим я хотел бы начать рассказ о людях эатарной зоны с самого дальнего угла - деревни Карбыза, колхоза имени К.Маркса.

А.Г.Румянцев  Знакомясь с хозяйством, председателем которого был Алексей Григорьевич Румянцев, я понял, что этот колхоз занимает ведущее место среди затарных сельхозартелей. Приличные угодья позволяли крестьянам наращивать произ­водство и на этой основе добиваться улучшения условий жизни. Как и везде, многое в успешном решении хозяйствен­ных дел принадлежало людям.

А.Г.Румянцев стоял у руля хозяйства к этому времени уже 17 лет. Фронтовик, награжденный за ратные подвиги орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Славы Ш степени, медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги", он был избран председателем в 1958 году. А доверили ему этот нелегкий пост потому, что увидели в нем вожака, когда он много лет возглавлял тракторную бригаду еще до фронта и сразу после. В общей сложности к этому времени он отдал хлеборобскому делу двадцать два года.

Две деревни - Карбыза и Михайловка - составляли это хозяйство. Правда, раньше в колхоз входили Даугас и Анненск, которых к 70-м годам не стало. Трудолюбивые латыши перееха­ли в Карбызу.

Колхоз им.К.Маркса имел неплохие результаты по всем основным позициям сельскохозяйственного производства и от­носился как по объемам производства, так по качественным показателям к числу средних хозяйств. Если учесть, что колхоз расположен в северо-восточной части района в 65 км от райцентра, то станет ясно, как непросто было в тех усло­виях добиться, если можно так сказать, этих средних резуль­татов.

Конечно, все достигалось нелегким трудом всего коллектива колхоза. Но особая значимость, конечно, принадлежала его руководящим  кадрам. В хозяйстве не было специалистов с высшим образованием.

Главный зоотехник Нина Петровна Донских ранее работала дояркой, заочно закончила техникум. Главный агроном Петр Васильевич Филимонов ранее был заведующим производством. Главный инженер Донских Дмитрий Михайлович, выходец из трактористов.

Большую помощь в организации производства, в работе с людьми оказывал партком. Секретарем партийной организа­ции долгое время работал Николай Трофимович Бабенко.

Вот это ядро и объединял Алексей Григорьевич. Ему удавалось найти дорожку к душе каждого, от кого зависела судьба производства. Это были люди высокой ответственнос­ти, особенно Нина Петровна. Недаром ее, как передовую доярку избирали в 1966 году депутатом Верховного Совета ссср.           

Что же лежало в основе успешной работы этого коллек­тива? Как говорил Алексей Григорьевич, - работа с землей, длительная и неустанная, она приносила успех.

Большую помощь колхозу оказала мелиоративная ПМК. Ее силами была проведена культуртехничеекая работа на со­лидной площади -2 тыс.гектаров, что позволило разместить на вновь освоенных землях многолетние травы и отказаться от аллапных участков. Колхоз не стал ездить за тридевять земель на неудобицы. Тем более, что костровое сено не­сравнимо с аллапным.

Стараниями механизаторов, а среди них было немало высоко добросовестных и работящих, удалось поднять куль­туру земледелия, грамотно работать с парами. Не замедлили сказаться положительные результаты: поднялась урожайность, вырос валовой сбор зерна. Для работы с зерном в короткий срок возвели четыре K3C-20. Опасность порчи зерна была устранена.

Во главе агрономической службы находился, как уже упомянуто, Петр Васильевич Филимонов. Мне много раз при­ходилось общаться с этим по-своему интересным человеком. Как-то мы осматривали перед уборкой зерновых посевы. Глаз радовала пшеница, чуть беднее выглядели овсы. Настроение в ходе поездки было располагающим для вольного разговора. Вот тут я и спросил Петра Васильевича об услышанной от кого-то байке, как он, будучи еще председателем колхоза в Михайловке, нечаянно съел печать. Был ли такой случай в действительности? Вот что рассказал Петр Васильевич.

- Да, был случай, только не съел я печать, а только пожевал. А было это так. Работал я председателем колхоза сразу после войны. Время было тяжелое. Ездили в райцентр на лошадях, что-то поесть брали из дому. Но как-то так случилось, не прихватил я с собой ничего из съестного. Справив дела, собрался выехать домой. Но в желудке сосет. Зашел в магазин. А там кроме  сухофруктов и водки в шкаликах ничего не было. Махнул рукой, купил шкалик и граммов триста сухофруктов. Ими заполнил карман шубы, в другой карман затолкнул шкалик и, усевшись поудобнее в коробке санок, отправился. Конь бежит споро:  видимо, ему хочется побыстрее попасть в теплую конюшню. Что делать? Шкалик-то в кармане. Не везти же его домой, тем более закусить есть чем. Вот и приятное занятие на всю длинную дорогу: отопью глоток - два, зажую сухофруктами, помечтаю о жизни, и время как-то быстрее проходит. Так и ехал. Шкалик таким путем опорожнил, сухофрукты сжевал. Приехал в деревню.
Лошадь передал конюху,
а сам, налегке поужинал, лег спать. Утром встаю. Жена уже у печки управляется. Вдруг она как ахнет: "Петя, что с тобой, кто тебя так уделал, твое лицо все в синяках". Я к зеркалу. Стало не по себе. Действительно лицо синее, особенно губы и нос. Я так и сел на лавку. Что за напасть, подумал я. Со шкалика пьяным я не был. Пo дороге ни с кем не встречался. И тут меня осенило: я в карман шубы, там вместе с сухофруктами лежала печать. Взял ее, смотрю, а резинки-то нет, в руках только деревяшка. Ну, думаю, съел печать. Что делать? Тщательно вымыл лицо. Без завтрака ушел в контору.  Навалилась такая забота, хоть  плач. Печать то нужна. Хожу день, хожу два. Ничего на ум не идет. На третий день заходит ко мне конюх и говорит: Петр Васильевич, вот какая-то резинка примерзла в короб­ке, посмотри, может нужной окажется. Вот так и нашлась потеря. Такой курьезный случай действительно был..

Петра Васильевича нет в живых. Пусть добрая память о нем живет в сердцах тех, кто знал его, общался с ним.

А я возвращаюсь к деловому описанию жизни этого славного трудового коллектива.

Много внимания А.Г.Румянцев уделял строительству. Здания средней школы, а оно расположилось в живописном уголке села и до сей поры служит его украшением, детского сада, Дома культуры, водопроводы в обоих деревнях постро­ены силами колхоза под руководством главного прораба -А.Г.Румянцева. Активно строилось жилье. Первоочередную помощь колхоз оказывал вдовам. Значительно обновились фермы, улучшились условия труда работников животноводства. За 10-ю пятилетку колхоз поставил государству зерна 5287 тонн, 1464 тонны скота, 10178 тонн молока.

Многие колхозники за ударный труд были награждены орденами и медалями. У А.Г.Румянцева к боевым наградам прибавилось два ордена Трудового Красного Знамени.

В конце 1977 года Алексей Григорьевич поставил воп­рос об уходе на пенсию. Стало быть, надо было подбирать кандидатуру на замену. В хозяйстве таковой не оказалось.

Не сразу было принято решение. Как всегда изучалось несколько кандидатур. Наконец, было решено начать разговор с Александром Михайловичем Фоминым, главным агрономом сов­хоза "Мысовский". К этому времени он имел за плечами со­лидную практику работы в крупном хозяйстве, владел навы­ками организации производства в земледелии. Он подкупал не только знанием дела, но и умением работать с людьми. Известно, у агронома основная работа с механизаторами. С ними он ладил, никто не жаловался. Наступило время начи­нать с ним беседу. Неизвестно, как отнесется он к нашему предложению. Первая встреча результатов не дала. Конечно, в душе я его понимал: хозяйство не простое, пугала его отдаленность. Еще раз посоветовались и решили не отсту­пать: лучшей кандидатуры не было. Пришлось устраивать пов­торную беседу и убеждать. Ох, ух это занятие - убеждать. Приходится мобилизовывать все душевные силы, сжимать в ку­лак волю, не давать ей расслабиться в течение всего времени этого непростого занятия. Наконец, Александр Михайлович согласился. Колхозники приняли его охотно. Они понимали, что из местных равносильной кандидатуры не было.

Всего два года работал А.М.Фомин председателем этого колхоза. За этот короткий срок он сумел так вжиться в кол­лектив, что нам непросто было убедить людей, когда встал вопрос о его замене. В I960 году Александр Михайлович был избран вторым секретарем райкома партии.

 

 

Источник: Ф. Расташанский, Г. Минеева. Земля отцов-земля святая. Сборник. Омск, 2008, с. 140-144.